Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:50 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
ты-девять баллов по Рихтеру
Ты-двенадцатая шкала Бофорта,
Самая белая ночь Питера,
Все миллионы Ротшильда.
Ты-жаркий песок Сахары,
Глобальнее тихого океана,
Июльские,лесные пожары,
Глубокая точная рана.
Ты-все километры до неба,
Минуты умноженные на века,
Афина, Гестия и Геба,
Радуга, дожди, облака....

А я, я иду за тобой, точно в ногу.
В следы твои вкапываю судьбу мою.
Любить тебя - это и есть вера в Бога!
Нужнее тебя ничего не придумаю.


(Гиля Липен)

22:39 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
город спит под белесой ватой. нас связали с тобой навек.
будь любовником мне и братом, самый искренний человек.
будь аккордом моих мелодий, вдохновителем сердца стань.
мы идём, как ведется, вровень.
мы идём, не боясь устать.


ты шагаешь ко мне навстречу, я к тебе в полусне бреду.
а потом происходит вечер, накликая на нас беду.
впереди у обоих жизней, как у кошек - отсчёт пошёл.
ото всех приходящих мыслей,
мне отчаянно хорошо.

мне отчаянно. ты поверишь? что ты чувствуешь? расскажи.
когда я открываю двери, и тебя приглашаю жить
в моём доме, где много окон. из которых струится свет.
____________________________________________
ты целуешь мой темный локон,
и сдаёшь на вокзал билет…


(Александра Шаронова)

21:37 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
я сегодня представила на минутку:
говоришь виновато "люблю другую.."
я смеюсь, я уверена — это в шутку,
обнимаю, ругаю тебя, целую.


а ты смотришь так холодно и серьезно,
что меня пробирает озноб колючий.
я сражаюсь, как воин, с упрямым мозгом:
"неужели? не верю! да брось, не мучай!"

я беру в свою руку твою медвежью,
говорю, мол, погода сейчас ни к черту
и во мне до сих пор дребезжит надежда,
что ты шутишь. но ты юморист никчемный.

я сегодня представила. стало страшно.
ну и бред же приходит от недосыпа!
он сказал меня ждет разговор о важном..
я умру еще до.. от дверного скрипа.

(Золотова)

22:17 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
я уважаю всех вокруг мужчин,
кто двери перед девушкой откроет,
кто ей без основательных причин
починит кран и потеплей укроет.
кто девушке поможет, если вдруг
случится неприятность/непогода.
кто ей и муж, и брат, и лучший друг,
и чьих звонков не нужно ждать пол года.
кто сумку до подъезда донесет,
а если очень нужно, до квартиры.
кто встретит, кто приедет, заберет,
расставит в жизни все ориентиры.
кто все проблемы на себя возьмет,
кто елку уберет еще до мая..
кто от жены с младенцем не уйдет,
кто ей больной заварит с медом чая.
я, правда, уважаю всех мужчин,
кто девушке букет цветов подарит,
без повода, без всяких годовщин,
кто ни ее, ни дочку не ударит.
я уважаю абсолютно всех мужчин,
и тех, кто жить не может без футбола,
кто не добавит на лицо морщин...
мужчин. не лиц мужского пола.

(Алена Танчак)


14:58 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Здравствуй, Бог. Я его не видела сотню с чем-то тягучих дней.
Я успела сменить загар на белёсую кожу.
Как он, Господи? (Ты же выше, Тебе видней),
К тому же, я обещала больше его не тревожить.
Пока я здесь из первых рядов, как инвалид,
Наслаждаюсь неведеньем, словно изящными танцовщицами,
Спросит ли кто-то, что у него болит?
Будет ли кто-то дышать ему между ключицами?
В то время, как я убеждаю себя, что вот-вот воскресну
И доверяюсь судьбе, как повозке пьяного ямщика,
Падает ли кто-нибудь, словно в бездну,
В шероховатость на его небритых щеках?
Если вы Там решите грешок на него повесить,
(Мало ли, может план по поимке не выполнен в сроки)
Вспомни, что он подарил мне лето две тысячи десять.
Сними с него все повинности и оброки.
Отведи от его столицы снега и метели.
Ты же знаешь, он не из тех, кому всё на блюдце.
Господи, главное - это чтобы его жалели,
А уж полюбить охочие наберутся.

(Марьяна Высоцкая)


18:50 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Нежность рождается из того, как
пусто, когда никого нет рядом.

Ты превращаешься в теплый воск и чуткого зверя - ушами прядать,
тихо урчать, под чужие пальцы тело свое подставлять покорно,
заново чувствовать, создаваться пальцами чьими-то, эту форму
гордо нести, наполняя смыслом, строками, песнями, ритмом, соком...

Нежность - зависимость. Мы зависим
от тех, с кем мы больше не одиноки.

(Лина Сальникова)


20:14 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
....меня мучает наше единственное фото:
где тот август
в котором я сходила с ума
в котором я
из крайности в крайность
где каждая наша встреча
совсем не случайность
а
«приезжай, пожалуйста. я тебя встречу. я тебя жду.»
а на следующий день
улыбаться
и
тихонько идти ко дну.


/...../


....говоришь, осень держит за идиотку?
тогда меня, вероятно, за отъявленного дурака:
я бы этой единственной общей фоткой
заклеил бы все стены в доме от пола до потолка
да как-то не доходят руки
рука

(Летнее Лето, Илона Психозис)


23:07 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Вот они садятся в пустом кафе за дальний столик,
смотрят друг другу в глаза - и никто не отводит взгляд;
она топит в чае стайку лимонных долек,
поздравляет с карьерным ростом,
он без тени иронии хвалит её наряд;
и они впервые берут и просто,
без уловок и тайных смыслов, по-человечески говорят.

Вот он слышит все, к чему раньше был так безнадежно глух,
понимает не только слово, но и что стоит за ним;
время сделало из несчастного целого счастливых двух,
независимых друг от друга;
как ни странно, но больше всего ценим
тот, с кем выжил после девятого круга.

И ей нравится вовсе не знать, где он и с кем,
не вздыхать из-за боли в правом виске,
или левом боку;
можно просто набрать его номер,
без конвульсий в горле и животе,
не придумывая мучительно перед тем,
что сказать ему, дураку;
как бы так явно не коснуться
самых насущных тем,
чтоб он сам поговорить о них захотел.

Ну, и он спокоен. Даже счастлив, что больше не нужно врать:
нет, он любил и всерьез, но откуда же мог он знать,
что у этой любви будет столь непосильна кладь:
22 смски в день, с десяток мобильных звонков,
по вечерам испытующий взгляд, пробирающий до позвонков,
до дурноты, до раздражения, до основ;
и казалось порой, что она, наверняка,
умудряется видеть даже его ДНК;
по ночам она бродит хозяйкой среди его снов,
по утрам - целует его в живот,
он становится снова ребенком и беззаботно смеется,
отмечая при этом, что от него –
большого, сурового, взрослого – ничего,
ничего в итоге не остается.
Он боится. Боится того,
как она слушает, жадно смотря прямо в рот;
в общем, она им живёт;
в общем, она в нем живёт;
в общем, такая вот жизнь очень жмёт.

Однажды утром он собирает вещи,
ускользает из дома, пересекает площадь -
и не то, чтобы трус или подонок зловещий,
ему лишь кажется, что так будет проще.
Она тоже его не ищет,
и дело не в том, что не хочет;
просто каждый из них внезапно стал нищий,
обессиленный, одиночный,
но, как ни странно это звучит,
безысходно сильным, безнадежно прочным,
бессердечным, рассуждающим позвоночным.

Через год – очень долгий год –
они случайно встречаются,
и никто не врёт:
ни про то, что ему скучается,
ни про то, что теперь-то она счастливица;
они видят друг друга насквозь – такое случается,
они заходят в кафе, поскольку дождливится.

И вот они садятся за дальний столик,
время подводит черту, ставит под нею нолик,
мир вокруг замирает, отменяя привычную суету;
оба смеются, и где-то между
самых необязательных фраз,
вдруг вспыхивает надежда,
что мол, ну, нет, не прямо сейчас,
но вот однажды,
вдруг всё действительно станет как прежде,
раз уж сумели поговорить друг с другом начистоту.

Вот он накрывает ладонью ее ладонь, но каждый
ощущает
лишь равнодушную
пустоту.

(Алекс Микеров)


22:34 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Знаешь, мама, он ведь безнадёжен. Он красив, как тысяча созвездий.
От него - холодный ток по коже, ожиданье колющих известий...
У него - улыбка, словно розы: острая, но нежная, с любовью,
И глаза с хитринкою гипноза, от которых гибнет хладнокровье.

Знаешь, мама, он такой чудесный... Он рисует, словно Леонардо.
Он прекрасен даже бессловесный, в споре побеждает без азарта,
Веришь, мама? Он ведь просто чудо. Влюблена в него я безвозвратно.
- Дочка, ты теперь за ним - повсюду? - Верь мне, мама! Буду аккуратна.

Знаешь, мама, он великолепен. Я к нему, как бабочка на солнце!..
Не служу грядущему молебен, не гляжу на прошлое в оконце,
Не живу исчезнувшею далью, не гадаю на кофейной гуще,
Не желаю глянцевой эмалью покрываться, чтобы быть цветущей...

Знаешь, мама, кончим разговоры. Я устала. Сделаю-ка ужин.
Нежность и любовь его опорой станут мне, ведь он мне очень нужен...
- Верю, дочка, милая, я счастья вам желаю. Пусть все будет славно.
- Может, он и странноват отчасти, но ...спасибо. Мы с ним, мам, на равных.


(Наталья Крякина)

13:41 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Дорогие мои, ПЧ!

Сегодня обнаружила, что вас уже 100! Мне очень приятно, что вас так много и что вам нравится читать, то что нравится мне :)

В этом дневнике я в основном выкладываю только то, что ассоциируется с моей жизнью в данный период времени. Имеено поэтому произведения так варьируют от радостных до депрессивных))

Я надеюсь, что каждый из вас, находит здесь то, что вам близко, ведь иногда совершенно чужой человек может так верно выразить свои (и твои) мысли и чувства, что когда читаешь, понимаешь, что это написано целиком и полностью про тебя.....

Желаю вам приятного чтения, и спасибо, что вы со мной...мне очень приятно ;)

13:31 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Раз-очаровашка
Добро пожаловать! Вы мой 100ый ПЧ!



18:41 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Он ужасно красиво рисует мечты о будущем, мол, не парься - лет через десять мы будем счастливы, мы добьёмся всего, и у нас будет только лучшее. Он в такие моменты становится нежным, ласковым, говорит и целует, искрятся глаза от радости, и сжимает в объятьях - так крепко, что рёбра крошатся. Он не хочет пахать как колхозник и жить до старости - он желает делать лишь то, что ему захочется.


Он без стука врывается в мысли, в сердца, в приятели, он болтает без умолку, шутит и улыбается, и ты просто не замечаешь, что, верно, спятила, раз твоя пустота его хохотом наполняется. Он живее живых, не хмурится, не завидует, ему чужды обида, горечь и пресмыкание, не стремится быть первым в списке - всегда лидирует, вызывает у девочек ломку и привыкание.


Только с теми, кого он может назвать любимыми, он умеет сидеть на кухне и откровенничать. Все правдивые фразы, наверно, должны быть тихими. Эти фразы, наверно, и нужно увековечивать.




****



Вот ты ей говоришь: "Приезжай к шести",
И уже без пяти она топчет порог.
Аккуратнее, друг мой, не упусти:
Она любит, как ты никогда б не смог.

Вот ты смотришь так просто в её глаза,
А её будоражит твой каждый взгляд,
И от каждой разлуки в душе - гроза.
Это кто-то пускает по венам разряд.

С твоим каждым "люблю" ей легко дышать,
Словно ты заменяешь ей кислород.
И она бы хотела с тобой сбежать,
Будто знает тебя уже целый год.

Ей не нужно поэм о твоей любви
И держать твои мысли на поводке.
А мечтает она быть с тобой все дни
И сжимать твою руку в своей руке.




***


Я же тебе говорила, что всё будет так. Веришь, не веришь - увы, этот мир не обманешь. Лето закончилось, выпьем рассвет натощак - может, хотя бы тогда ты грустить перестанешь. Ветер уносит секунды, минуты, часы в сторону юга, где солнце горячее очень, ну а у нас остаются лишь капли росы. Жаль, наш союз оказался не так уж и прочен.

Ты не печалься, что всё обернулось не тем, что мы друг в друге смогли разглядеть изначально. Время всё вылечит. Выйдем за рамки систем, выстроим свой эпатаж - только пусть будет тайной наш ограниченный мир для двух трепетных душ.

Хочешь - могу иногда приезжать к тебе в гости. Только, прошу, не неси при мне всякую чушь.

Воздух вокруг остывает, ломаются кости. Да, я привыкла к твоим таким тёплым рукам, к этим прищуренным глазкам, горячим объятьям. Милый мой, ты оказался мне не по зубам. Ты мне пришёлся и раем, и страшным проклятьем, и самым ярким пятном, и бесцветной водой. Мне надоело играть с твоей нервной системой.

Может, когда-нибудь всё же ты встретишься с той, что для тебя разнесёт все просторы Вселенной.

Лето закончилось, кажется, вечность назад. Мы всё сидим и не можем с тобой попрощаться. Ты что-то шутишь, но чаще всего невпопад, я обещаю хотя бы подругой остаться. Время не терпит, пора разойтись по домам. Нам друг без друга, наверно, не так уж и сложно.

Только я вижу по карим бесстыжим глазам: "Мне без тебя даже шагу ступить невозможно".




****


Я по тебе не плачу и не скучаю, не вспоминаю радостно твой "привет". Я не всегда в толпе тебя замечаю, не излучаю яркий счастливый свет, если пройдёшь вдруг мимо.

Меня непросто взглядом поймать, удержать, притянуть к себе. Мне никогда не хотелось быть выше ростом, чтоб до тебя дотянуться, тонуть в тебе, в светлых глазах, может быть, приобнять за плечи. Мне так хотелось с другими, с тобою - нет. Я не считаю минуты до нашей встречи и не желаю с тобою встречать рассвет.

Стрелонепробиваемо твоё сердце - я не стремлюсь его поразить собой. Я заурядна, проста, мне не разгореться от твоего огня - он мне не родной. Я бы с тобой не сбежала на край вселенной, не заперлась в чулане на эту ночь. Я б не делилась с тобой самым сокровенным, я б не хотела с твоими глазами дочь.

Нет, у меня к тебе не такое чувство. Что-то другое, без "ты моя страсть навек". Это, наверно, особенный вид искусства - не понимать, зачем тебе человек.





(Она Была)

17:09 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
береги меня , хоть немного. хоть чуть-чуть. крошку.
как хозяин самую бестолковую черную кошку.
береги меня нежно, с выдержкой, без терпения.
безопасно, признательно, судорожно от волнения.
черно-сине, кисельно, с капелькой яда крысиного.
береги меня жизненно. рядом с собою.
сильно-сильно..
(c)


21:01 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
горностайка



17:47 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
nasty.



17:35 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
здравствуй, у меня все замечательно -
дом, работа, прочие дела.
праздники прошли в кругу приятелей.
покурили, выпили вина…
нет, не так…

здравствуй, у меня все хорошо.
дом – сквозняк, не закрываю двери,
простыней лишь мятый белый шелк
помнит ночи пьяное веселье…
нет, не так…

ну, здравствуй, это я.
о тебе вдруг вспомнила случайно.
не грущу, не плачу, не одна.
с кем - не важно, впрочем, и не тайна…
нет, не так…

привет. совсем не жду.
наглухо мои закрыты двери.
позовешь меня и не приду.
напишу, но ты же не поверишь .

отметаю лишние слова.
значит так – привет.
еще жива.

(c)


18:39 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
вспоминаю тот майский вечер,
и предательски все дрожит.
ты тогда обнимал за плечи,
и не чаял во мне души.

ты смотрел на меня глазами,
что словами не передать.
эта искра, что была между нами,
помогала мне не умирать.

в альбомах фото, они не спасают.
а на столе давно чай остывший,
жаль что чувства не умирают,
к человеку, который был ближе.
(c)







****









как же я ошибался, когда думал, что таких как ты
в моей жизни будет пруд - пруди.
я помню как я лежал на твоей груди,
и ты сказала, что слышишь,
как что-то рвет меня изнутри.

(c)

18:39 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
мама, знаешь, наверное скоро клиника.
подставляю фамилию к имени
(не свою, его)
с плиты у меня срывается молоко
с лица - истерики и грубая мимика.
это все не то, мамочка, все не то...

(Лия Гулиева)


19:04 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
у меня острая потребность в тебе, недостаточность, дефицит
и уже сто седьмые сутки между ребер сверло сверлит.
просто дунь. просто дунь, пожалуйста, где болит.
поцелуй и скажи - да до свадьбы все заживет.
и я буду жива - день, неделю, пол года, год.
ты и я. и кот.
и пока ты не скажешь - ну все, я устал, уйди
и не стой пожалуйста на горьком моем пути -
я же буду тебе светить.
я же солнце, лев, я светило, я твой маяк.
мне плевать на скопище лживых тупых зевак,
просто дай мне знак.
просто дай поверить мне в то, что ты правда мой.
я же здесь, я рядом, дотронься. я лишь с тобой.
я боюсь поверить, что это и есть любовь.



****


А она уже не сжимается, ощущая твою ладонь.
ей и так в жизни много маяться
довелось.
ты ее не тронь!
она тонкая. раз! - сломается.
и заплачет, и заскулит.
а она у мамы красавица и не помнит старых обид.
а она у папы разумница. утро, чай, Эдгар По, метро.
только ей без тебя не дышится, и вздыхается нелегко.
ей уже поменьше мечтается,
но по прежнему очень болит.
а она никак не ломается.
только ночью чуть-чуть скулит...
она гордая, не признается, что боится мышей и тьмы.
что давно уж не зарекается ни от смерти, ни от сумы...
и что сны ей не снятся больше. что во сне лишь густой туман.
а под кожей, бумаги тоньше, черной вязью течет обман.
она хрупкая, она шаткая. не губи ее! не губи!
ее жизнь - в клетку тетрадка
и ладошка твоей руки...


(Лия Гулиева)


13:51 

отрывки

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Мы когда-то с ним были вместе - не разделить.
А потом мы остыли скоростью волн цунами.

Боже, если не можешь заставить меня любить,
то хотя бы не сталкивай нас с ним так часто лбами.




****



После каждой второй бутылки, опять хмелея,
она звонит ему и верит, что он придёт.
Только он дорожит тем, что уже имеет,
а она запивает прошлое и ревет.




****



Костью в горле, внезапным "здравствуй" среди толпы,
красным сигналом в бешеном ритме жизни.
Мальчик-опасность, мальчик моей судьбы
выпал из сказки и оказался лишним.

Но до сих пор в каждом его черты:
добрые руки, губы темнее вишни.





****



Забываться опять в алкоголе, что чуть покрепче,
чем объятья твои, в период счастливых дней.
мне от этого прошлого как-то совсем не легче,
только день ото дня становится все трудней.
У тебя козыря, а мне уже биться нечем,
я тебе отдала всех любимых твоих червей.

Бить посуду "на счастье", срывая с себя одежду,
от обиды, от злобы ломаться, но не писать.
Ты еще не уходишь, еще подаешь надежду,
я, как старая псина, тебя продолжаю ждать.
Утешая себя, что будет опять, как прежде,
я рифмую всем сердцем, пишу это все в тетрадь.

Все привычки твои, с потерей, моими стали.
Я по встречке гоню не меньше ста двадцати.
А ты помнишь, как мы давно о семье мечтали,
а потом ты позволил себе от меня уйти.
Нам за это с тобой вряд ли дадут медали.
Ты не любишь меня, меня этим не спасти.

Я не знаю, что ждет меня за другим поворотом.
Но уверена в том, что не будет еще больней.
У тебя пропадает номер мой с телефона,
появляются новые, лучше, в сто раз важней.
У меня на прощанье остались твой сайт и фото:
ты сидишь и улыбаешься ... рядом с ней.





****




Вот и остыли. Первой не напишу,
что улыбаюсь устало, как слышу имя,
я же всегда принимала себя богиней,
только на деле, милочка, я разиня,
и отдаю взамен меньше, чем прошу.

Вот и остыли. Вместо твоих ресниц,
у меня появились чужие мужские плечи,
я им плачусь ночами, они меня лечат,
обнимают и назначают в кофейнях встречи,
помогают понять неизвестное в слове "Жизнь".

Вот и остыли. Ты больше не звони,
не говори с друзьями о наших шутках,
я без тебя совсем не лишусь рассудка,
не совершу ради прошлого я поступка,
а просто лягу в кровать и усну, пойми-

мы же остыли. Строим свои заботы,
звоним чужим, верим в их правду, но
смотрим ночами общее наше кино,
делаем вид, что нам на других все равно,
Но открывая потертые наши блокноты,
нервно читаем" Я без тебя никто"




****

...Жизнь расставляет все на свои места:
если случилось, кому-то же было нужно.
Раз я пишу, то еще не сожгла моста,
значит, меж нами еще остается дружба —
я к тебе с сердцем, а ты ко мне равнодушно.

Видела, треплет волосы, чуть дыша,
радуется, как могут всем сердцем дети.
Раз она рядом, то это твоя душа,
в которой я не займу даже трети от трети,
стоит ли мне писать об "обнять за плечи"?

Больше всего на свете я верю в тебя,
хотя отрицаю жарко, что было между.
Когда мы расстались, погода всплакнула, скорбя,
большими порывами с долгой метелью снежной,
Да хранит тебя Бог. Пусть она с тобой будет нежной.




****



Меня давно уже спрашивают: "Как без него живешь?
Чем ты дышишь, кем бредишь, с кем ты ночами пьешь?
У тебя под лопаткой видится новый нож..."
Ну а что я скажу? Ты ж меня больше не ждешь.
А хотелось бы.

Из меня выпытывают, как на допросе:
"ты испортилась, разлетелась, когда ты бросишь?"
Из меня вылетают рифмы и скоро осень,
скоро снег, у кого-то радость. я всё еще в восемь
жду твоего звонка.

И прохожие пальцами нервно "Вот, было ж легче..."
Только в душу руками лезут, цепляясь крепче.
И поэтому новый день или новый вечер
повторяют боль, как глухой деспетчер,
не расслышав глухое "отбой".

Обещаю, я соберусь, изменюсь, исправлюсь.
Вещи в чемодан- на луну отправлюсь.
И влюблюсь опять, и ему понравлюсь,
Обещаю, выстою, точно справлюсь,
если он не встретится мне в метро...




****



И при встрече опять начнется - "Привет-Привет,
Я не видел тебя, по-моему , тысячу лет.
Ты с цветами идешь, смеешься, и вот он Я,
Кто бы мог догадаться, что мы с тобою друзья..."
Он еще говорит, а во мне разливается море.
Он не сбывшийся парус, мое долгожданное горе.
Я всегда поражалась, как можно забыть то, что было:
Как он ждал меня в парке и как я его любила?
Он еще говорит - продолжает о нашем прошлом,
о проблемах своих, о счастье своем, о пошлом.
Я иду и молчу, но думаю: "Сердце-панцирь".
____________________
Господи, научи же меня при боли не улыбаться




****



Он говорит "Уйду, и не будешь помнить",
словно боится, что не оставлю в прошлом.
"Мой дурачок, тебя заменить, восполнить
кем-то другим мне будет ужасно сложно".

Он улыбается, сумки сложив в машину,
и его ласка летних теплей ромашек.
И он уедет, так не узнав, что миру
я доверяю только в его рубашке.




****




Небо бьется о скалы, морем разлита высь,
под ногами песок и ветер бежит сквозь пальцы.

Почему я всегда, стараясь тебя забыть,
начинаю медленно улыбаться?




****




Его поезд приходит ровно в шесть тридцать, утром.
Рассписание наизусть, телефон, такси.
Она ждет его поезд ежедневно, ежеминутно,
и плевать то,что вместо сердца дыра в груди.
Каждый метр вокзала исхожен ее туфлями,
ее знают торговки свежих полос газет.
Она ждет этот рейс, одержимая, целыми днями,
Вот уж на протяжении одного из десятков лет.
И когда в старом радио тихий, осипший голос
повторяет,что рейс задерживают на час.
Ее сердце сжимается так, что отныне гордость-
ничего абсолютно не значит вот здесь и сейчас.
Она знает в каком он купе и в каком вагоне,
То,что лампочка не включалась почти всю ночь.
То,что он очень злится, отчаянно ищет номер,
потому что стекло затуманил проказник-дождь.
Его поезд приходит с шумом, с порывом ветра,
с томным гулом, и вдруг ощущаешь себя живой.
И теперь, когда между вами не больше метра,
наконец-то можно прижаться к нему щекой.






****



В доме так странно тихо,
только тик-такают ходики...
Это извечная прихоть:
по утрам целовать твои родинки.



****



Мне теперь все равно, как одет ты и кем ты болен.
А разбитое сердце можно склеить обильно выпитым алкоголем



(Декабрь Кареглазый)


o_tebe

главная