17:35 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
здравствуй, у меня все замечательно -
дом, работа, прочие дела.
праздники прошли в кругу приятелей.
покурили, выпили вина…
нет, не так…

здравствуй, у меня все хорошо.
дом – сквозняк, не закрываю двери,
простыней лишь мятый белый шелк
помнит ночи пьяное веселье…
нет, не так…

ну, здравствуй, это я.
о тебе вдруг вспомнила случайно.
не грущу, не плачу, не одна.
с кем - не важно, впрочем, и не тайна…
нет, не так…

привет. совсем не жду.
наглухо мои закрыты двери.
позовешь меня и не приду.
напишу, но ты же не поверишь .

отметаю лишние слова.
значит так – привет.
еще жива.

(c)


18:39 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
вспоминаю тот майский вечер,
и предательски все дрожит.
ты тогда обнимал за плечи,
и не чаял во мне души.

ты смотрел на меня глазами,
что словами не передать.
эта искра, что была между нами,
помогала мне не умирать.

в альбомах фото, они не спасают.
а на столе давно чай остывший,
жаль что чувства не умирают,
к человеку, который был ближе.
(c)







****









как же я ошибался, когда думал, что таких как ты
в моей жизни будет пруд - пруди.
я помню как я лежал на твоей груди,
и ты сказала, что слышишь,
как что-то рвет меня изнутри.

(c)

18:39 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
мама, знаешь, наверное скоро клиника.
подставляю фамилию к имени
(не свою, его)
с плиты у меня срывается молоко
с лица - истерики и грубая мимика.
это все не то, мамочка, все не то...

(Лия Гулиева)


19:04 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
у меня острая потребность в тебе, недостаточность, дефицит
и уже сто седьмые сутки между ребер сверло сверлит.
просто дунь. просто дунь, пожалуйста, где болит.
поцелуй и скажи - да до свадьбы все заживет.
и я буду жива - день, неделю, пол года, год.
ты и я. и кот.
и пока ты не скажешь - ну все, я устал, уйди
и не стой пожалуйста на горьком моем пути -
я же буду тебе светить.
я же солнце, лев, я светило, я твой маяк.
мне плевать на скопище лживых тупых зевак,
просто дай мне знак.
просто дай поверить мне в то, что ты правда мой.
я же здесь, я рядом, дотронься. я лишь с тобой.
я боюсь поверить, что это и есть любовь.



****


А она уже не сжимается, ощущая твою ладонь.
ей и так в жизни много маяться
довелось.
ты ее не тронь!
она тонкая. раз! - сломается.
и заплачет, и заскулит.
а она у мамы красавица и не помнит старых обид.
а она у папы разумница. утро, чай, Эдгар По, метро.
только ей без тебя не дышится, и вздыхается нелегко.
ей уже поменьше мечтается,
но по прежнему очень болит.
а она никак не ломается.
только ночью чуть-чуть скулит...
она гордая, не признается, что боится мышей и тьмы.
что давно уж не зарекается ни от смерти, ни от сумы...
и что сны ей не снятся больше. что во сне лишь густой туман.
а под кожей, бумаги тоньше, черной вязью течет обман.
она хрупкая, она шаткая. не губи ее! не губи!
ее жизнь - в клетку тетрадка
и ладошка твоей руки...


(Лия Гулиева)


13:51 

отрывки

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Мы когда-то с ним были вместе - не разделить.
А потом мы остыли скоростью волн цунами.

Боже, если не можешь заставить меня любить,
то хотя бы не сталкивай нас с ним так часто лбами.




****



После каждой второй бутылки, опять хмелея,
она звонит ему и верит, что он придёт.
Только он дорожит тем, что уже имеет,
а она запивает прошлое и ревет.




****



Костью в горле, внезапным "здравствуй" среди толпы,
красным сигналом в бешеном ритме жизни.
Мальчик-опасность, мальчик моей судьбы
выпал из сказки и оказался лишним.

Но до сих пор в каждом его черты:
добрые руки, губы темнее вишни.





****



Забываться опять в алкоголе, что чуть покрепче,
чем объятья твои, в период счастливых дней.
мне от этого прошлого как-то совсем не легче,
только день ото дня становится все трудней.
У тебя козыря, а мне уже биться нечем,
я тебе отдала всех любимых твоих червей.

Бить посуду "на счастье", срывая с себя одежду,
от обиды, от злобы ломаться, но не писать.
Ты еще не уходишь, еще подаешь надежду,
я, как старая псина, тебя продолжаю ждать.
Утешая себя, что будет опять, как прежде,
я рифмую всем сердцем, пишу это все в тетрадь.

Все привычки твои, с потерей, моими стали.
Я по встречке гоню не меньше ста двадцати.
А ты помнишь, как мы давно о семье мечтали,
а потом ты позволил себе от меня уйти.
Нам за это с тобой вряд ли дадут медали.
Ты не любишь меня, меня этим не спасти.

Я не знаю, что ждет меня за другим поворотом.
Но уверена в том, что не будет еще больней.
У тебя пропадает номер мой с телефона,
появляются новые, лучше, в сто раз важней.
У меня на прощанье остались твой сайт и фото:
ты сидишь и улыбаешься ... рядом с ней.





****




Вот и остыли. Первой не напишу,
что улыбаюсь устало, как слышу имя,
я же всегда принимала себя богиней,
только на деле, милочка, я разиня,
и отдаю взамен меньше, чем прошу.

Вот и остыли. Вместо твоих ресниц,
у меня появились чужие мужские плечи,
я им плачусь ночами, они меня лечат,
обнимают и назначают в кофейнях встречи,
помогают понять неизвестное в слове "Жизнь".

Вот и остыли. Ты больше не звони,
не говори с друзьями о наших шутках,
я без тебя совсем не лишусь рассудка,
не совершу ради прошлого я поступка,
а просто лягу в кровать и усну, пойми-

мы же остыли. Строим свои заботы,
звоним чужим, верим в их правду, но
смотрим ночами общее наше кино,
делаем вид, что нам на других все равно,
Но открывая потертые наши блокноты,
нервно читаем" Я без тебя никто"




****

...Жизнь расставляет все на свои места:
если случилось, кому-то же было нужно.
Раз я пишу, то еще не сожгла моста,
значит, меж нами еще остается дружба —
я к тебе с сердцем, а ты ко мне равнодушно.

Видела, треплет волосы, чуть дыша,
радуется, как могут всем сердцем дети.
Раз она рядом, то это твоя душа,
в которой я не займу даже трети от трети,
стоит ли мне писать об "обнять за плечи"?

Больше всего на свете я верю в тебя,
хотя отрицаю жарко, что было между.
Когда мы расстались, погода всплакнула, скорбя,
большими порывами с долгой метелью снежной,
Да хранит тебя Бог. Пусть она с тобой будет нежной.




****



Меня давно уже спрашивают: "Как без него живешь?
Чем ты дышишь, кем бредишь, с кем ты ночами пьешь?
У тебя под лопаткой видится новый нож..."
Ну а что я скажу? Ты ж меня больше не ждешь.
А хотелось бы.

Из меня выпытывают, как на допросе:
"ты испортилась, разлетелась, когда ты бросишь?"
Из меня вылетают рифмы и скоро осень,
скоро снег, у кого-то радость. я всё еще в восемь
жду твоего звонка.

И прохожие пальцами нервно "Вот, было ж легче..."
Только в душу руками лезут, цепляясь крепче.
И поэтому новый день или новый вечер
повторяют боль, как глухой деспетчер,
не расслышав глухое "отбой".

Обещаю, я соберусь, изменюсь, исправлюсь.
Вещи в чемодан- на луну отправлюсь.
И влюблюсь опять, и ему понравлюсь,
Обещаю, выстою, точно справлюсь,
если он не встретится мне в метро...




****



И при встрече опять начнется - "Привет-Привет,
Я не видел тебя, по-моему , тысячу лет.
Ты с цветами идешь, смеешься, и вот он Я,
Кто бы мог догадаться, что мы с тобою друзья..."
Он еще говорит, а во мне разливается море.
Он не сбывшийся парус, мое долгожданное горе.
Я всегда поражалась, как можно забыть то, что было:
Как он ждал меня в парке и как я его любила?
Он еще говорит - продолжает о нашем прошлом,
о проблемах своих, о счастье своем, о пошлом.
Я иду и молчу, но думаю: "Сердце-панцирь".
____________________
Господи, научи же меня при боли не улыбаться




****



Он говорит "Уйду, и не будешь помнить",
словно боится, что не оставлю в прошлом.
"Мой дурачок, тебя заменить, восполнить
кем-то другим мне будет ужасно сложно".

Он улыбается, сумки сложив в машину,
и его ласка летних теплей ромашек.
И он уедет, так не узнав, что миру
я доверяю только в его рубашке.




****




Небо бьется о скалы, морем разлита высь,
под ногами песок и ветер бежит сквозь пальцы.

Почему я всегда, стараясь тебя забыть,
начинаю медленно улыбаться?




****




Его поезд приходит ровно в шесть тридцать, утром.
Рассписание наизусть, телефон, такси.
Она ждет его поезд ежедневно, ежеминутно,
и плевать то,что вместо сердца дыра в груди.
Каждый метр вокзала исхожен ее туфлями,
ее знают торговки свежих полос газет.
Она ждет этот рейс, одержимая, целыми днями,
Вот уж на протяжении одного из десятков лет.
И когда в старом радио тихий, осипший голос
повторяет,что рейс задерживают на час.
Ее сердце сжимается так, что отныне гордость-
ничего абсолютно не значит вот здесь и сейчас.
Она знает в каком он купе и в каком вагоне,
То,что лампочка не включалась почти всю ночь.
То,что он очень злится, отчаянно ищет номер,
потому что стекло затуманил проказник-дождь.
Его поезд приходит с шумом, с порывом ветра,
с томным гулом, и вдруг ощущаешь себя живой.
И теперь, когда между вами не больше метра,
наконец-то можно прижаться к нему щекой.






****



В доме так странно тихо,
только тик-такают ходики...
Это извечная прихоть:
по утрам целовать твои родинки.



****



Мне теперь все равно, как одет ты и кем ты болен.
А разбитое сердце можно склеить обильно выпитым алкоголем



(Декабрь Кареглазый)


13:20 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
У каждой истории свой финал, я очень хотела для нас другого. Но было бы море, которое ты обещал, но были бы чувства и что-то помимо боли, возможно я согласилась бы взять штурвал, но мне не хватало довольно простого слова. Теперь мне ночами снится, как ты молчал.
Теперь я как косы свои расплетаю дни на доли секунд, где было побольше света. В твоих небесах сгорают мои огни.. дотла, как когда-то, впрочем, и сигареты. И было бы очень важно сказать: "прости", но нежность и лицемерие под запретом.
В ладонях подчас сжимается пустота, но больше не хочется в третьих лицах.
И я выдыхаю, досчитывая до ста,
чтоб так опрометчиво
не влюбиться.

(Хрустальная Марго)


13:04 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
когда июнь, улыбаясь, мои ноги щекочет
со словами

- я всю зиму ждал этих дней, веришь?

тогда мое счастье ничем не измеришь
ни весами
ни линейкой
ни вольтметром

а все потому что на улице
л е т о

(Летнее Лето)


20:41 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
...А тот, из-за кого во мне лопаются струны и горят города,
Не понимает, что происходит, и смотрит с тревогой в глаза.
Не понимает, но чувствует, чувствует ведь еще!
А я стою и молю Бога дать мне сил не ткнуться ему в плечо.


(Ася Троцкая)

21:30 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Боже, спасибо,за то, что он был таким.
Боже, спасибо, что с ним я была такой.

Мне все равно уже, кем он теперь любим,
Кто его все еще смешивает с толпой,
Кто причащается тайнам его души,
Кто никогда не коснется рукою дна...

Господи, я так просила...но ты спешил.
Круг замыкается, Господи. Я одна.

Он был бесценным даром. И мне платить
За каждый вздох, украденный у другой.

Господи, будь с ним щедр. Научи любить.

Господи, забери свою дочь домой.




****


Это осень. А значит будут дожди и слякоть.
Я забыла... почти забыла глагол "люблю".
И возможно когда-нибудь я перестану плакать,
Замечая машину, похожую на твою.




****




Перестань вспоминать меня, мой хороший.
Твое имя застряло в моем подвздошье.
Без тебя больней, но намного проще
Собирать себя по кускам.

Не включай в машине с ней наши песни.
Чувствуй каждой клеточкой:мы не вместе.
Мы разбили друг друга - и вместо лести
Кровь течет по моим губам.

Ни к чему тебе помнить меня такою -
Перебитой, отчаянной, неживою,
Умоляющей бога лишь о покое...

Ты другою меня любил.

Да, недолго, неискренне и фальшиво.
Все равно запомню тебя красивым.
Все равно ты будешь еще счастливым.

И спасибо,

что все же был.




****



Это летопись года жизни твоей души.
Так что ты не читай - глупо прошлое ворошить.
Это летопись - то есть факты и куча дат.
Не пытайся понять, кто прав, а кто виноват.

Это был сентябрь - и солнце мне жгло глаза,
Я хотела тебе все важное рассказать
В той короткой поездке на памятный поворот,
Но кивала, смущалась и не открывала рот.

В октябре мы уже привыкли бывать вдвоем.
фото нашего утра: мы кофе остывший пьем,
Я ем манную кашу - ее мне готовил ты -
Хотя с детства ее не любила до тошноты.

Это краткая летопись года твоей души -
Проследи по датам каждый ее излом.
Я подробно пишу - ибо некуда мне спешить,
Ибо нечего мне откладывать на потом.




****



Если мы когда-нибудь встретимся потом, через много лет, наверно скажу ему просто

Прости, что я тебе когда-то снилась,
За то, что жалась к твоему плечу...

Не то чтобы с другими не сложилось,
А просто я с другими не хочу.


(Сломанная Кукла)


21:38 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Представь: есть что-то вроде большого склада, пыльного чердака,
Идеальное место для тайн — каждого любопытного дурака
(Вроде нас с тобой) заинтересует.
Не знаю, как оно появилось — может, и было-то тут всегда,
Может, опять проделки того, о ком не положено всуе.
И неважно. Просто представь: они лежат там в ящиках, в ложе из ваты -
Слова и вещи, не нашедшие адресата.
Бесконечные непереданные приветы,
Раздавленные конфеты
в пестрых фантиках,
часики,
бусики,
кольца разной величины.
Сны.
Телеграммы.
Колыбельные, не услышанные от мамы.
И миллионы слов:

«Не выключай, я боюсь темноты».

«Я вчера бежала за незнакомцем. Со спины подумала - это ты».

«Купи сахар, все равно идешь мимо продуктового магазина».

«Я родила тебе сына. Назвала Максимом».

«Когда ты не бреешься, ты выглядишь как пират».

«Прости меня. Я виноват».

Все слова нумерованы. Лежат по своим разделам.
Здесь уютно и чисто, но, почему-то, мыши.
Вчера особенно сердце болело
От простого:
«Я люблю тебя».
Жаль, что ты этого не услышишь.




****



«Дорогая Эбби! Я знаю, что ты обижена,
Признаю, нам обоим нужна была эта встряска,
Но не могла бы ты перебраться поближе на
Пару тысяч миль, потому что Небраска...
Ну как тебя вообще угораздило уехать в Небраску?»

«Милая Эбби! Как ты? Я надрываюсь -
Бумаги в конторе висят на мне мертвым грузом.
Но стоит представить как ты там растишь кукурузу,
И весь нос твой в веснушках, и как ты над этим смеешься,
Я сижу и мечтательно улыбаюсь.
Я жду не дождусь, когда ты уже вернешься».

«Здравствуй. Прошло полгода. Все идет своим чередом:
На работе и в доме моем Соддом.
В марте родился сын. Я назвал его Том.
Я не хотел тебе говорить сначала,
Но ты, моя милая, слишком долго не отвечала,
Я уже сомневаюсь, жива ли ты там».

«Я говорил, что никогда тебя не предам.
А потом только и делал, что вел себя как дурак,
Я и сейчас остаюсь им, впрочем.
Но когда ты ушла, на наш город спустился мрак.
Пожалуйста, напиши мне несколько строк.
Хоть пару чертовых строчек».

«Эбигейл, дорогая, как же время проходит быстро.
Мой Томми на днях отправится в первый класс,
Он плохо спит из-за этого и даже стал нервным.
Слушай, давай я все брошу и приеду к тебе на ферму?
У меня будет отпуск в двадцатых числах.
Или же ты повидай родной город еще хоть раз.
Хочешь, я оплачу перелет? И сможешь пожить у нас.
Я с семьей наконец тебя познакомлю».

«Знаешь, какой я тебя запомнил?
В коротеньком синем платье. Ты пела блюз
Так, что по коже начинали плясать мурашки.
Ты любила шутить и слушать как я смеюсь,
И смотреть на меня по утрам из-за кофейной чашки.
Я любил тебя всю. Любил тебя как умел.
В день нашей ссоры я нарочно уехал к Мэл,
Чтобы позлить тебя, но выпил лишку.
Кто же знал, что она мне родит мальчишку?
Кто знал, что ты уйдешь, оставив меня, поганца.
И не дашь мне шанса, ни единого шанса
Хотя бы что-то тебе объяснить».

«Представляешь, мой Томас, кажется, начал пить.
Ему всего восемнадцать, я ору на него, подлеца,
Он в ответ говорит, что пошел по стопам отца.
И через девять месяцев принес мне внучку. Назвали Лили.
Я спорю, что ты не найдешь никого красивей.
И она так орет, что в серванте лопается хрусталь.
Знаешь, моя дорогая, мне очень жаль,
Что между нами все так некрасиво вышло.
Ты всегда будешь моей малышкой.
Но если я еще позову тебя, ты, пожалуйста, не приезжай».

Когда почтальон приносит письмо от мистера Салливана,
Джейн выпроваживает племянников-близнецов с дивана,
Недолго плачет и идет навещать сестру.
Пять лет назад та переехала в самый тихий район,
Ей помог пьяный водитель, сбивший ее
На перекрестке у дома. Она умерла к утру.
Мистер Салливан не поставлен в известность.

Джейн приходит на то же место,
Садится у камня с надписью «Эбигейл» и снова
Сначала рассказывает о близнецах: «Я сурова.
Вернее, я честно пытаюсь быть с ними суровой,
Но эти суслики вылитая копия своей мамаши.
Сейчас, когда они выросли и стали старше,
Окрестные девушки от одного их взгляда тают, будто из них вытащили хребет.
Джо разбирается в технике, а Фрэнки у нас поэт,
И оба они словно сделаны из огня.
Я пока не сказала Салливану, что они — его сыновья.
Подожду еще несколько лет, пока он не станет стар
И от этой новости засранца хватит удар.

Да и мальчики хоть узнают, что папа у них не Йети.
Он опять написал, я почитаю тебе пока».
Когда Джейн замолкает, приходит ветер,
Вынимает из рук листки и отправляет их в облака.

(Лю Пикалова)

22:28 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Эстет Тобиасович


13:28 

"так плохо, что мне даже с незнакомым хочется заговорить..."

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
ты знаешь, так громко молчат телефоны,
что хочется выбросить их или разбить.
так плохо,
что мне даже с незнакомым
хочется заговорить.



***


давай закончим уже этот спор,
я устала ходить по
разбитой любви
босиком.



***


вечером обнимаешь очередную,
я засыпаю с котом.


я тебя. нет. не ревную.
я лишь хочу пустить себе пулю в висок.



***


ты любил меня? как-то мимо.
это сердце всего лишь - стук.

ты убил меня, о любимый
друг.



***



моя любовь - неудачный эксперимент.
в результате которого я остаюсь одна.



***



тебя не убьет зима, ты ведь не одинок.

ты ведь не одинок, куда уж мне.



***


знаешь, когда я вчера уходила,
когда ты руку мою в ладонях своих не сдержал,
мне хотелось обнять тебя, как всегда, что есть силы,
я уходила, а ты молчал.

...
мне хотелось как раньше, но стало ужасно страшно -
ничего уже не вернуть.


****



Нет любви без ревности, ты говоришь что скучаешь
Я коротко отвечаю «не скучай»
Но боюсь что однажды ты вырвешь мне сердце
И выжмешь лимоном в чай



***



А у меня к тебе,
пара ножей в спину.
Сутки воспоминаний
и чтобы тебе -
Невыносимо.

А у тебя ко мне,
недели разочарований.
Глупые признания
И запятые не в тему.
А ты не бойся,
Я больше не задену.



***



и ты вращаешься бесконтрольно, и рвётся нить. и больше нет ничего, никого, кто родней и ближе.
и почему-то становится важно однажды выжить, когда есть что-то, что может тебя убить.



***



всё. the end. не будет любви до гроба
и прочих соплей.
но,
хоть убей,
вряд ли мне здесь кто-то станет родней,
теплей и нужней.

P. S. и если кто-то полюбит тебя
сильней,
не приведи Господь
мне узнать
о ней



***



Это было не вечно, не честно и даже не упокоенно.
У меня на том месте, где было сердце, теперь пробоина.



***


и мы выжевем без поцелуев в шею
а так же без
прикасаний ночью
у тебя это отлично получится, точно
у тебя на это есть право
ты убил во мне небо
браво



***



Я могла бы тебе каждый день варить чертов борщ, убирать со стола; и стирать твои шмотки вещи. Если б знать, что ты больше от меня никуда
не уйдешь,
не предашь,
не...
Опять утыкаюсь в плечи своих сильных подруг, и рыдаю, рыдаю горько. Это просто тоска по ладоням твоим ночами; это просто душа покрывается жесткой коркой, а надежда на счастье ломается и мельчает.
Я могла бы тебе каждый день говорить, что люблю; собирать тормозки, когда ты б спешил на работу. Я могла б...
но сейчас - я верблюд. Я на все плюю. Мне не важно где ты, с кем ты спишь. И вообще, да кто ты?!
Я сильнее, чем боль. Заводная лошадка Полли. У меня на руках нарисованы пыль и крылья. Далеко-далеко ухожу в тишину - на волю, ухожу потому, что летать не могу.
Застыло что-то тихо внутри, и уже не поет; не воет. Одиночество в кухне с чаем из теплого крана
утешает; и боль уж почти не кроет.

А дыра на груди просто служит для сердца карманом.


***




мне никто не прислуживает
никто не готовит ужин
я как-будто пробитый мяч
ну кому он нужен?
грустный, сдутый, пробитый мяч.
в угол забившись, зажалась:
худая и бледная жалость.
грустный, сдутый, пробитый мяч. -

от меня ничего не осталось.
плачь


(c)

22:25 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Замерзшая бабочка



21:50 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
наши элементы не вступают в химическую реакцию.
наверное, нам надо держать дистанцию.

наверное.
но все же, я буду вспоминать о тебе за ужином,
думая, о не подаренных тобою цветах, что могли красоваться в вазах.



****


ты переступаешь мой порог,
на улице минус тридцать, как и внутри.
на чужих чувствах нет ссылки *реблог*
черт побери.



****



эти два дня были невыносимо долгими,
без тебя было пусто.
кто-то назвал бы это грустью,
или отсутствием
каких-либо витаминов.
эти два дня были невыносимы.

мы укрываемся одним небом,
даже не делим – его вполне хватает.
знаешь, когда меня не станет.
совсем.
я стану обоями
в твоей комнате
или картинами, что смотрят со стен.
я выпаду снегом
в твоем городе,
а может быть градом.


знай, что даже если меня не станет, я всегда буду рядом.



****



зашторь окно. я переоденусь в март.
и уходи. пожалуйста, уходи.
у меня недопитый чай и отсутствие карт
всех твоих стран.
кто не виноват, знаешь, всегда остается один.
и умирает обычно он от сердечных ран.
уходи. пожалуйста, уходи.
.
.
.
она, наверное. курит кент.
тебе, наверное с ней не до сна.
только это ведь не моя вина.
не моя весна.
.
.
моя любовь - неудачный эксперимент.
в результате которого я остаюсь одна.




****



я тобой не дышу.
я тобой задыхаюсь.
март запомнит меня такой.
наизусть тебя знает тетрадь моя полупустая.
карандашу
моему не нужен другой.

...

я тобой не дышу.
ты не воздух -
тобой отравлюсь и умру.
я тебя не люблю
или слишком нагло себе же вру.
дорогой,
не ужиться нам в этом проклятом миру.

давай покурим еще и расстанемся поутру.



****



на осколках зимы станцевать у нас не получится.
я давно не курю. можешь не предлагать.
мне тебя не любить, мне тобой задыхаться и мучиться.
мне бы тебя не знать.

наливай побольше. я выпью - ты не заметишь.
тебе, наверное наплевать с кем просыпаться.
уходи. я не буду уже ни первой, ни третьей.
если умирать, то в восемнадцать.

уходи. удаляй все мои контакты.
это будет взаимно. это будет совсем не просто.
не хочу получать смс с текстом *как ты,
мой внезапно исчезнувший, но все же нужный воздух?*

уходи. без комментариев и вопросов.



***



расскажи мне, кто тебе снится по субботам.
да, именно по субботам, в тот день, когда не хочется просыпаться.
расскажи, кому ты пишешь без каких-либо признаков пунктуации,
но с такой нежностью, на которую был не способен ранее.


ее наверное, зовут аня.
по-моему, это самое милое имя из всех существующих.
она, наверное, лучше всех твоих бывших и будущих,
она, наверное, не курит и не напивается по вечерам.
не слушает рок и, как ты говоришь, прочую дрянь.


не пропускает занятия в универе,
просыпается в шесть утра,
чтоб сварить тебе кофе, пока ты еще в постели.
или выжать апельсиновый сок.


она, наверное, любит тебя без памяти,
да и ты ее, что вполне возможно.
и поэтому подбираешь слова, чтоб не ранить ее.
не дай бог.


она не нарушает правил дорожного,
и ты ставишь ее всем в пример.
тебя не убьет зима, ты ведь не одинок.


ты ведь не одинок, куда уж мне.



***



утро в дверях алкогольного магазина.
на завтрак ром.
ты режешь пополам апельсины,
выжимаешь сок.

вечером обнимаешь очередную,
я засыпаю с котом.


я тебя. нет. не ревную.
я лишь хочу пустить себе пулю в висок.




****




моя дверь -
для тебя
открыта.
я никогда не была
афродитой
или королевой -
у меня сутулые плечи.


я лишь хочу обнимать тебя
первой -
первой легче.



****


внутри тебя
бездонные моря,
и честно говоря,
я хочу утонуть
в них.
и уснуть
в твоих объятиях.
.
.
варить утром кофе на двоих -
мое самое любимое занятие.


***



давай закончим уже этот спор,
я устала ходить по
разбитой любви
босиком.



***


есть в тебе что-то морское,
что-то, в чем я тону.
когда-нибудь
я проснусь
в одной кровати с тобой
и буду слушать прибой,
что шумит в твоем сердце.

когда-нибудь
я смогу согреться.
мне уже от тебя
никуда не деться


***



твои губы пахли клубникой,
когда ты молчал,
ты был для меня открытой книгой,
потому что кричал по ночам.
ты был для меня чем-то близким -
пять шагов.


и все наши переписки
прекрасней любых стихов.



***


знаешь, когда я вчера уходила,
когда ты руку мою в ладонях своих не сдержал,
мне хотелось обнять тебя, как всегда, что есть силы,
я уходила, а ты молчал.

мне хотелось тебя целовать, разорвать на тебе рубашку!
(ненавижу рубашки, их быстро не расстегнуть!)
мне хотелось как раньше, но стало ужасно страшно -
ничего уже не вернуть.



***



я бы расплакалась на твоих коленях,
но обещала тебе быть сильной,
знаешь, меня даже родные стены
не лечат.
это невыносимо.

ты знаешь, так громко молчат телефоны,
что хочется выбросить их или разбить.
так плохо,
что мне даже с незнакомым
хочется заговорить.



****




заведу кота.
буду знать,
что дома меня кто-то ждет.
привет, кот.
мне плохо, кот.
дай мне тебя обнять.
так теплей.
ты голоден кот?
котлет/бутерброд?


кот
ты ближе
друзей.
кот
ты лучше
людей.


(Элен Саммер)



@музыка: Sagi Rei – Right In The Night

19:43 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
И вот что ты мне предлагаешь? Стреляться после таких звонков?
На дыбы подниматься? Стихи штамповать конвейером?
Ты звонишь мне, а значит, ты счастлив, пьян и здоров,
А мой номер, когда ты пьешь, мгновенно становится самым востребованным бестселлером.
Ну а что остается мне? Переносицу зажимать и рот закрывать рукой?
Отводить телефонную трубку от уха за километр?
Чтобы ты не услышал, как накрывает меня прибой
Всех морей из радиоволн голоса твоего у меня внутри, заштормивших внезапно от входящего, как от ветра.
Ну а как еще? Я округляю глаза, когда имя твое в экран
Птицей раненной долбится, а потом умирает на подоконниках моего сознания,
Я считаю до трех, говорю себе: «Все нормально. Возьми просто трубку. Впусти бедняка в свой храм,
На минуту, на две, а потом он сам добровольно уйдет в изгнание».
Провожу по дисплею пальцем, произношу «Алло»,
И вот тут понеслись надежды на возвращение…
« - Я хотел с Новым Годом поздравить. Вот, собственно, и все.»
И тебя с Новым Годом.
(Боже, Господи, дай терпения,
Дай мне гордости не..
- А она тебя любит, милый мой?
А она по 4 часа отмаливает на службе грехи твои?
Просит у Господа Бога за каждую букву твоего имени?
- Любит. Лиль,я ведь не молитвенник.
И вот что ты мне предлагаешь делать после таких слов?
Мертвым голубем падать на сугробы твоих полученных сообщений?
Да так падать, чтоб рифмами красными в кипенно-белый снег души твоей попадала моя кровь.
Да так падать, чтоб каждое слово твое обнимать своей свернутой шеей.



****




"И напомни мне, чтоб я больше не приезжала,
Чтобы я действительно не смогла" Полозкова


Милый, я к тебе не приеду. Знаешь ли, мне совсем не хочется
Проторчать перед шкафом час, чтоб в итоге потом раздеться,
Шататься на каблуках в маршрутках, думать, как с тобой поздороваться,
Собирать пылесосом в твоей квартире осколки своего сердца.
Милый, я не приеду. я знаю все наперед -
Твои скучные монологи после моих истерик;
"Детка, я не вернусь, пойми. Ну найди ты себе другого и все пройдет.
Т - прекрасное море, но я - не последний берег.
Выйдешь замуж, родишь детей ему, позвонишь мне,
И я буду предельно рад за тебя и счастлив."
Милый, я не приеду. Каждое слово твое станет бессмысленным, станет лишним.
Я устала вертеться ужом на твоей сковородке в масле.
Милый, я не приеду. Зачем? Чтоб стихами потом забрасывать?
Чтобы строить из строчек лайнеры, возносящие твое без того нехуевое самолюбие до галактик?
Да я лучше детей, от тебя рожденных, буду собакам дворовым стравливать,
Чтобы в их генетический код триплетом не затесалась твоя наглость.
И вот тут ты звонишь: "Знаешь, я тут подумал.."
(Ничего себе - ты подумал!) "Не надо, не приезжай".

Знаешь, надо наверно, чтоб Бог меня с кем-нибудь перепутал:
Почему? Я любила тебя слишком сильно. А таких не берут в рай.


(Лилия Кучмаренко)

19:37 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
1. Её руки мягки, как шелк. Мои руки – лишь линий сетка.
А вообще, эта встреча – шок. Нам такие джек-поты редко
Выпадают. На Рождество, Валентинов день? День шахтера?
Тем не менее, статус-кво. Не причина для слез и споров.

Так бывает, когда не ждешь, просто жутко хотелось напиться.
А потом – скользковатая дрожь по спине пробегает мокрицей,
Обернешься и отвернешься. Улыбнешься чуть истерично:
Значит, праздник.
И увернешься
от прямого – в упор – как обычно.

2. Мы случайно сегодня вместе, так что я здесь, похоже, лишняя.
И мне надо бы отвертеться – мол, свидание с Элвисом Пресли –
Или повод придумать приличнее.

Он ладони её сжимает, словно ищет в ней путь к спасению.
И в глазах: «Я тебя понимаю, я почти что ворота к раю –
Ты дойдешь, я в тебя слишком верю».

Она хмурится, прядь отдувает. И задумалась. Лоб – на трещины.
Она гладит, а не сжимает. Она терпит, а не бросает –
Черт возьми, настоящая женщина.

Она держит его ладони /я, как прежде, за стенкой из воздуха/
Она тоже всей позой – «Запомни» - в ней достаточно целей и пороха,
Чтобы нахрен взорвать, пустить корни - и заставить его быть олухом.
……………………………………………………………………………….
И уйти… и сбежать мне б стоило. Но мне, словно собачке, остаться
Приказали изгибы пальцев, что ерошат её челки олово.

3. Завершаемся – завершаемся.
Я такой четкий ноль. Оцени.
И за это я даже каюсь.
Да и ты, я смотрю, не стесняешься.
Это значит, мы оба – нули.

4. Все «точечки» на потолке – в расчет - и блиц.
Я проиграла бы на счет твоих ресниц.
Почти старуха – докупай клубков и спиц.
Мы будем жить – Что? Сталинград? Аустерлиц? –
Спросить бы мог – и я б, конечно, не сказала.
Не так глобально.
Очень мелко.
Очень мало.

5. Это все просто свора минут. Дешевая свора минут.
Они лижутся, реют у ног, они просто ждут.

6. Это выдох, волна, песок.
Как теленок по гололеду.
Это выстрел. Удар. И ток.
Неожиданная погода.
Это водка – в расчете – сок.
Да о чем я. Дышу. Курю.

Он целует ее в висок –

И я дальше уже не смотрю.




***



Этот мальчик застыл между всеми, кто меня, иногда, но слышал,
Кто касался волос, как ветер, ураганом срывая крышу.
Этот мальчик живет не в сердце, может, где-то в углу живота.
Очень вкусно, но много перца. Очень жарко, но не согреться.
И от этого я не та.

Этот мальчик приходит с весною – и поэтому, кажется, - рано.
Он почти что всегда – спиною, но ты знаешь глаза его. Странно.
Он сжимает цепочкой запястья, но почти пристегнул к батарее.
И он слишком похож на счастье. Если б счастье рождалось страстью.
Оттого я в него не верю.

Этот мальчик красиво курит. Я люблю, когда курят красиво.
И в моем животе просто буря томных бабочек в этом дыме.
Он, конечно, совсем не вечен, он мой новый Олимп из карт.
Но я снова на нем беспечна. Я потом пожалею, конечно.
И он, кажется, будет рад.


Этот мальчик под грифом «Хочется» резко вносится в твой бардак,
В твое цепкое одиночество, нацепив запылившийся фрак –
И устроив показ без подсказки. Это бал. Принимай гостей.
И пока не снимаются маски, и пока еще веришь в сказку,
Будь с ним трепетней и смелей.

Этот мальчик - сто мартов и прорубей: окунуться – и сразу замерзнуть.
Этот мальчик – к Марии, голубем. И, как Маленький Принц, по звездам.
А вообще, если честно, обычный. Я по жизни за все плачу.
Но уже записался в личное – и уже не выходит циничной.
И я слишком его хочу.


(Аня Кравченко)

18:17 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
если ты влюбишься в локоны некой блонди,
рыбьи губы, шестиразмерный бюст
в распродажной футболке "in love with london"
я ... не то чтобы этого очень боюсь,

но твои взгляды - в сторону,влево,мимо -
на языке условий моих горчат.
если это станет больше чем пантомимой,
я буду по тебе очень
скучать.




***



Я запомню тебя. Улыбчивым и лохматым.
Как лингвист-переводчик, царапины на груди -
- знаешь, я бы переводила отборным матом,
как ни крути.

Я запомню нас. Выходящими из подъезда,
воском полной луны закапан твой белый дом.
Я заполню пустоты белые нами - вместо
переписанных лекций,
заученных от и до.

Ты запомнишь мои горячие неудачи,
от которых смеялся, выглянув из окна,
Знай - я слово, а не ножи об тебя оттачивала.

Мы запишем все это. А после

будет

война.

раскаленные самолеты, и много крови,
и глаза... и глаза, перепуганные, коровьи,
то ли женщин, а то ли бывших когда-то ими.

А я выживу,
на губах согревая имя

Может, ему посчастливится быть твоим
В мире, который написан нами двоими,
В мире, в котором так сложно
порой
двоим
.



****



Говоришь себе: "я же должна быть сильной, а ударят - ну, всхлипну и разотру", только долькой приторно-апельсинной словно окисляешься поутру. Говоришь себе: "это начало только, скоро приедет, солнце глаза-в-глаза".

Рядом гуляет бывший и бьется током, он тонкорук, субтилен и голозад, все бы ему смеяться в лицо игольчато, мол, "он влюблен, покамест тебя не выеб", ходит по миру алым крикливым кочетом, а у меня нараспашку, насквозь, навылет - он, без него будто бы день не прожит, он ключевой спасительный компонент.

Да он, скорее, паблик свой уничтожит, чем намекнет, что тоже скучал по мне.



(Стефания Данилова)

23:16 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
Нет ничего несправедливей, чем скучать по кому-то без взаимности (c).

23:19 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
- сыграем в «надолго»? ну пожалуйста, а?
- а давай-ка попробуем сыграть в «навсегда»?

ты и я
я и ты

никогда не сжигай наши мосты

- никогда больше не уходи от меня
- а в игре «навсегда» этого делать нельзя
- мы играем?
- играем
- ты начинай.
- я люблю тебя, мальчик. теперь продолжай.

улыбается молча
берет за запястье

- я самый богатый. ты мое счастье.
- я скучаю по тебе, когда ты просто уходишь спать
-моя главная фобия – тебя потерять
- у меня в кошельке твоя фотография
- хочу тебя утром, пекущую вафли
- хочу тебя вечером жарящего мясо
-а ты мне будешь готовить пирог с ананасом?
-а ты мне рыжего котенка подаришь?
- я безумно люблю тебя, девочка, знаешь?



в эту игру играть можно вечность
лишь бы ты и я
переплелись в бесконечность


(Летнее Лето)


@музыка: Та Сторона - Время

17:49 

солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
и от счастья не продохнуть, и кружится голова.
Ты стоишь истуканом, боишься даже моргнуть.
Да какая там умная девочка - не ответить и "дважды два".
Ты стоишь и волнуешься так, что немеет грудь.

И на ворох простых вопросов не хочется знать ответов:
Как вакциной спокойствия стала привита будто,
В голове мыслей вес равняется теперь нетто,
Хотя всю твою жизнь, с излишкой, равнялся брутто.

И не хочется спать..
вот бы время остановилось.
От избытка эмоций не спишь уже больше суток.
Всё сбылось, о чём богам своим так молилась:
Это счастье, без каких-либо глупых шуток.



***


Врачи говорили, что время нас вылечит, перебинтует,
Только либо они соврали, либо это время теперь бунтует.
Я к выводу прихожу, что время совсем не лечит:
Меня лечит тот, кто с каждым разом меня обнимает крепче.

Меня лечит тот, кто целует мои ключицу, лоб и макушку,
Отдаёт по ночам одеяло своё, кровать свою и свою подушку.
Меня лечит тот, с которым я делаюсь спокойной и безмятежной,
С которым хочется становиться женственной, доброй, нежной.

Он кутает меня в свои кофты, когда мне холодно - я мерзлячка.
Я теперь шёлковый человек, а до него была человек-наждачка.
Временем никого не вылечить, как наркомана не вылечить героином.
Любовь лечат только любовью, как клин вышибают клином.

(Така Вострикова)


o_tebe

главная